Слуцкий пояс: культурологический срез мифа (часть 8)

Книжная полиграфия, промышленная графика, монументально-декоративное и агитационно-оформительское искусства, архитектура 1950 — начала 1960-х годов во множестве вариантов тиражировали Слуцкий образец. Очень способствовал этому изданная в 1953 году книга «Белорусский народный орнамент», в котором рядом с народными орнаментами ткачества и вышивки, содержалось 10 листов упрощенных копий слуцких поясов. Правда, надо отметить, что первые попытки использования слуцких поясов для разработки национального стиля, предприняли первые белорусские возрожденцы. Так Вацлав Ивановский в сборнике «Молодая Беларусь», который выходил в Петербурге в 1912-1914 гг. использовал образец слуцких поясов как виньетки и заставки. В 1920-е гг. литературная организация «Молодняк» также применяла для оформления своих книг цветочные узоры слуцких поясов.

Слуцкий цветок-букет стал «цветком счастья», одной из характерных черт минского варианта сталинского ампира, в стиле которого после войны отстраивалась белорусская столица. Один из многочисленных примеров — Слуцкие букеты отлиты из чугуна в основах осветительных столбов в послевоенные годы на бывшем проспекте Сталина в Минске.

Слуцкий образец был очень широко распространен в официальном народном искусстве 1950-1960-х г. Народные мастера, которые готовили юбилейные подарки Сталину и другим руководителям советского государства от народа Беларуси, как обязательный элемент включали Слуцкий образец в свои трудоемкие произведения ткачества, резьбы по дереву, инкрустации соломкой. Тема Слуцкого пояса рефреном звучала в оформлении декадной выставки белорусского искусства 1955 года в Москве.

В произведениях народных умельцев и изделиях артелей художественных промыслов (тканых портьер, диванных подушках, рушниках) в различных вариантах повторялся слуцкий цветок, имитировалась композиция поясов. В разработке рисунков для них принимали участие профессиональные художники, в частности А. Марикс. Они реализовали социальный заказ — воплотить в реальность то, что очень хотелось видеть, — соединить знаменитый Слуцкий растительный узор с аутентичным белорусским геометрическим орнаментом. Но даже в значительной стилизованной переработке Слуцкий мотив не потерял иностранные признаки своей персидской родословной.

Яндекс.Метрика